Олег Осадчий-младший: “К контрабанде золота я не имею никакого отношения…”



Примерно месяц назад на должность начальника отдела внутренней безопасности УМВД Украины в Николаевской области назначен полковник милиции Олег Осадчий, который приходится мэру Керчи старшим сыном. Ранее, как извесно, Осадчий-младший работал в правоохранительных органах Крыма, где занимал высокие должности. Однако несколько месяцев назад в интернет-изданиях появилась информация, ставящая под сомнение репутацию нового начальника отдела внутренней безопасности. Николаевская интернет-газета "Новости N" решила прояснить детали его биографии у самого Осадчего-младшего.

Ушел генерал — все замы должны «призадуматься»...

сын мэра Керчи Олег Осадчий- Олег Олегович, я предлагаю начать с вашей биографии. Как вы пришли на службу в милицию?

- В 1994 году я закончил Воронежский технологический институт по специальности инженер-механик. Сразу после окончания института подал документы в органы внутренних дел. Осенью 1994 года приказом министра внутренних дел Украины был назначен оперуполномоченным уголовного розыска Павлоградского городского отдела Днепропетровской области.

- Сколько лет работали в Павлограде, в уголовном розыске?

- Три года. В 1997 году написал рапорт с просьбой перевести меня в АР Крым.

- А с чем был связан ваш переезд в Крым?

- В Керчи жили мои родители, да и другие родственники у меня там живут. Я получил назначение старшим оперуполномоченным уголовного розыска Керченского городского управления милиции.

- И сколько лет вы проработали старшим опером?

- В 1998 году был назначен исполняющим обязанности начальника уголовного розыска в городе Алушта.

- Если мне не изменяет память, именно в 1998 году ваш отец впервые был избран мэром города Керчь?

- Да.

- Эти два события никак не связаны между собой?

- Нет. Еще через год, в 1999-м, меня перевели начальником линейного отдела внутренних дел в г. Мелитополь. Там я проработал до 2001 года — в этом году я закончил Академию внутренних дел Украины и в том же году вновь вернулся в Керчь. В принципе, Мелитополь мне нравился, хороший город. Я мог бы и дальше там работать, но со всей остротой встал жилищный вопрос - квартиру не давали и даже не обещали. А в Керчи у меня было жилье...

Поэтому я перевелся с должности начальника линейного отдела на станции «Мелитополь» на должность старшего опера в УБОП в городе Керчь.

- В мае 2010 вас назначили начальником милиции города Евпатория. Уже тогда все СМИ сообщили о вашем назначении с такой своеобразной подковыркой: «Начальником Евпаторийской милиции назначили сына мэра Керчи». Ваш отец как-то причастен к этому назначению?

- Нет. Мой отец никогда в мои дела не вмешивался. И потом, по-моему, вы преувеличиваете возможности мэра провинциального крымского города. Кандидатура на должность начальника районного, городского отдела внутренних дел обязательно утверждается в министерстве, собеседования проходят и т.д.

А на должность начальника евпаторийской милиции я попал потому, что там были проблемы: начальники постоянно менялись, коллектив лихорадило. Город курортный, уровень преступности довольно высокий — а тут в самой милиции порядка нет. За полгода удалось нормально подтянули все позиции. У нас были хорошие результаты в работе...

- А как это выглядело? В чем выражались «хорошие результаты»?

- Первым делом мы навели порядок с регистрацией. Сразу пошел рост количества преступлений — то, что раньше скрывали, вылезло наружу. За год было возбуждено порядка 3 тыс. уголовных дел. Рост был серьезный, поэтому пришлось серьезно взяться и за раскрываемость.

Я просто приведу пример: за курортный сезон — три месяца (а вы можете представить, что там творится) — у нас не было совершено ни одного убийства, нанесено ни одного тяжкого телесного повреждения со смертельным исходом. Да, были грабежи, были разбои. Что-то раскрывалось, что-то не раскрывалось. Это такая жизнь, работа. В процентном соотношении, если брать статистику со всеми органами в Крыму, в Евпатории было наибольшее количество регистраций, наибольшее количество раскрытий преступлений. То есть, практически все позиции за полгода были улучшены.

- Тогда возникает вопрос: а зачем же такого хорошего начальника снимать, переводить на другую должность? Тем более, что перед этим, как вы сами сказали, никак не могли найти нормального руководителя. А тут, спустя пол года, в декабре 2010-го, вас назначают заместителем начальника ГУ МВД Украины в АР Крым - начальником милиции общественной безопасности.

- Начальник милиции общественной безопасности Федорян ушел на пенсию. Начали искать ему замену — вызвали меня. Начальник Управления генерал-майору милиции Просолов говорит: «Смотри, у тебя все позиции с плюсом» - это по итогам моей работы в Евпатории.

- Вы хотите сказать, что вас повысили благодаря успешной работе в должности начальника Евпаторийского горотдела милиции?

- Думаю, да. Около четырех месяцев я исполнял обязанности, и за месяц до сокращения штатов был утвержден в должности.

- Да, но и на этом месте вы проработали недолго — в мае 2011 года вас освободили от занимаемой должности, вывели за штат...

- Генерала Просолова перевели на работу в Киев - сейчас он замначальника Департамента уголовного розыска МВД Украины. Я — человек команды. Меня туда пригласил на работу Просолов. Я считаю так: ушел генерал — все замы должны как бы «призадуматься». Как Кабинет Министров: ушел Премьер в отставку — весь Кабинет Министров куда у нас уходит? Туда же.

- То есть, рапорт об уходе с должности заместителя начальника главного управления МВД в Крыму вы написали сами?

- Конечно. По собственному желанию.

- А как поступили другие заместители?

- Один из них, Сергей Дмитриевич Резников, стал начальником управления. А из остальных замов на своем месте остался только один человек. А было их девять...

У меня нет ни имени, ни отчества, а только одно — сын мэра Керчи...

- А вот теперь давайте приступим к главному. Летом 2011 года появляется информация в СМИ: некий неназванный «источник» в СБУ сообщил, что ваше отстранение от должности связано с задержанием в порту Евпатории крупной партии контрабандного золота и ювелирных изделий - 340 кг, на сумму в 60 млн. гривен! В сообщениях СМИ указывается, будто этот самый источник сообщил, что вы имеете непосредственное отношение к этому делу. Более того, Вас якобы даже задерживали сотрудники СБУ, а в Вашем кабинете при обыске нашли 40 кг золота. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Я не просто сказать хочу, а заявить, вполне официально, как полковник милиции, как должностное лицо, что ни я, ни мои родственники никакого отношения к данному уголовному делу не имеют. По данному уголовному делу они не проходят ни свидетелями, ни тем более обвиняемыми.

Когда в Интернете появилась упомянутая Вами информация, я вначале подумал, что это чья-то неудачная шутка. Но когда в течение четырех последующих дней мне начали звонить друзья, знакомые... И днем, и ночью люди звонят, спрашивают: «Ты живой?», «Все нормально?». А некоторые, знаете, издалека так начинают: «Как дела? А ты где сейчас находишься? Как себя чувствуешь?..». Вот тогда я понял, что значит быть оболганным. Особенно трудно было в первые несколько дней.

Почему начали появляться такие статьи? Начну с того, что этот сайт, который первым распространил эту «утку», по-другому никак не назовешь, известен в Крыму своими... как бы это сказать более-менее культурно и вежливо... грязными выпадами.

Нашел на сайте, который это все опубликовал, контактный телефон, позвонил: «Вот я Осадчий — свободный, не арестованный... Что ж вы ерунду пишете?». Молодой такой голос отвечает что-то вроде ничего страшного, мы сейчас напишем опровержение. Я говорю: «Я на вас в суд подам!». А он смеется: «Вообще-то мы зарегистрированы (называет какое-то место, чуть ли не Каймановы острова) так что можете подавать куда угодно».

- Я не знаю, существует ли этот анонимный источник в СБУ, поэтому спрошу прямо: задерживались ли вы когда-либо правоохранительными органами Украины или других стран?

- Никогда никакими правоохранительными органами Украины или других стран я не задерживался.

- Возбуждалось ли когда-либо правоохранительными органами Украины или других стран уголовное дело в отношении вас?

- Нет.

- Предполагаете ли вы, кто и с какой целью запустил эту недостоверную информацию?

- Я не предполагаю, я знаю. И знаю, для чего.

- И кто же?

- Скажем так, эти люди живут в Керчи. Фамилии я их называть не буду. Потому что они никому не интересны.

- Ну, на самом деле фамилии-то как раз очень интересны...

- Это связано с политикой. Вы же сами подметили - любая статья, которая касается меня, начинается так: сын мэра Керчи!.. У меня уже нет ни имени, ни отчества, а есть только одно — сын мэра Керчи.

- Вы хотите сказать, что через вас пытаются «достать» вашего отца?

- Совершенно верно.

- Хорошо. А эта история с 340 кг золота кем расследуется?

- Насколько мне известно, ее расследует Крымский УБОП.

- Каким-либо образом, ну хотя бы как бывшего начальника Евпаторийского горотдела, вас вызывали в качестве свидетеля по этому делу?

- Нет.

- А может, речь идет о том, что вас перепутали, например, с предыдущим начальником милиции? Все-таки серьезные контрабандные операции, где речь идет о сотнях килограммах золота, наверное, сложно проводить, не имея соответствующего прикрытия правоохранительных органов...

- Ну, давайте будем смотреть так, как оно есть. Раз речь идет о контрабанде золота из Турции, значит, проходить она могла только через порт. Поверьте, начальник милиции никакого влияния на портовое начальство или таможню не имеет. На таможню имеет влияние только одна служба — СБУ. То есть, даже если бы я и хотел, я не могу туда вмешиваться, как-то на них повлиять...

Кроме того, начальником милиции в Евпатории я проработал всего-то полгода — из них два месяца ушло только на то, чтобы войти в курс дела. Когда бы я успел там познакомиться с местными контрабандистами, войти к ним в доверие, наладить контакт?

Я вообще узнал об этом деле только после того, как их задержали, из сообщений СМИ.

Пока отец на высоких должностях в Крыму, я туда не вернусь...

- Сегодня вы занимаете достаточно высокую должность в областном управлении Николаевского УМВД — начальник отдела внутренней безопасности. Тем не менее, по отношению к предыдущей должности, которую вы занимали в Крыму, — это понижение. Вы впервые в вашей карьере назначены с понижением?

- Нет, не впервые. Я был начальником линейного отдела на станции «Мелитополь», а перевелся в Керчь старшим оперуполномоченным... И потом, вы выбросили еще один маленький кусочек: я был начальником штаба Керченского городского управления. И после «помаранчевой революции» я ушел рядовым опером уголовного розыска в Феодосийский горотдел.

- Хорошо. Предположим, не первый раз, но все-таки статус заместителя начальника главного управления МВД в Крыму не сопоставим с начальником отдела в областном управлении...

- Дело даже не в этом. С 2006 до 2010 года я работал в службе внутренней безопасности. Был старшим оперуполномоченным, мне эта работа нравилась, я ее хорошо знал. Иногда получается не так, как мы хотим, потому что мы, еще раз говорю, люди, которые носят погоны. Вызывают вас, говорят: пойдете? Пойду. Не пойдете — не идите. Все очень коротко. Никто никого не упрашивает, никто никому ничего не рассказывает, не рисует светлые картины.

- А вот опять-таки, в Интернете писали, что после того, как вас вывели за штат в Крыму, вам была предложена должность начальника управления уголовного розыска - и вы от нее отказались.

- Ну, официально мне эту должность никто не предлагал. Мне говорили, что могут такое предложить. Но официально таких предложений не было.

- А если бы предложили, вы бы согласились?

- Нет. Я понял, что там, где работает твой отец, работать на высоких должностях тебе нельзя, потому что будет очень много кривотолков.

- Означает ли это, что до тех пор, пока ваш отец будет на высоких должностях в Крыму, вы туда не вернетесь?

- Однозначно.

В Николаеве работать не легче, но нагрузка меньше, чем в Крыму...

- Вы приехали из Крыма. В Украине он считается одним из наиболее криминогенных регионов, что связано и с его географическим положением, и рекреационным, и, наверное, демографическим. Насколько, по вашему мнению, ситуация в Николаеве отличается от ситуации в Крыму?

- Скажем так, в Николаеве немножко поспокойнее.

- Конечно. Николаев вообще спокойный город.

- Поймите правильно. Крым — это такая область, куда на протяжении определенного периода времени съезжались все национальности Советского Союза. Там крутой замес — как политический, так и национальный. А здесь все люди местные, друг с другом все в нормальных отношениях. Здесь развита промышленность, пускай и не так сильно, как раньше. В Крыму промышленные города практически не работают.

Возьмем хотя бы южный берег Крыма — круглогодично там идет массовый наплыв людей. Если человек едет в Крым отдыхать, естественно, он туда едет с деньгами. А если он едет с деньгами, то следом за ним едет человек, который хочет у него их отнять.

- На ваш взгляд, в Николаевской области легче работать?

- Я думаю, да. Хотя, может быть, не легче, а просто меньше нагрузка. Такого не бывает — легче или тяжелее. Мы решаем одинаковые вопросы — что в Крыму, что в Николаеве. Но судя по сводкам, которые я изучаю, то, что было за сутки в Николаевской области, у меня это было за сутки в Евпатории.

Беседовал Николай Федоров (публикуется с сокращениями)








2 Comments

  1. Митрич:

    Типичный выскочка-держиморда.Вся карьера построена на связях другого делжиморды-старшего,опутавшего коррупцией всю Керчь.
    Типичный донецкий профиль,что у папашки ,что у этого полуковника.Поневоле убеждакшся в правильности теории Ломброзо.

    • ыы:

      донецк тут ни при чем а вот Разумовский Николай Иванович вполне -контрабанда еще при нем пошла

Пожалуйста, скажите, что Вы думаете об этом

Подробнее в евпатория, керчь, контрабанда, коррупция, милиция, николаевская область, оборотни в погонах, осадчий, осадчий младший, просолов
Милицию Евпатории возглавил полковник из Макеевки

Приказом Главного управления МВД Украины в Крыму начальником Евпаторийского городского отдела милиции утвержден полковник Игорь Бозюков, который в последнее время...

Закрыть