Испытание Крымом



Невыносимая пауза с назначением премьер-министра Крыма, затянувшаяся на два с половиной месяца после ухода из жизни Василия Джарты, наконец-то завершилась. Президент остановил свой выбор на Анатолии Могилеве, который усиленно противился этому назначению.

Логотип Зеркало неделиХотя это с какого конца посмотреть. Некоторым кажется, что президент при этом сделал свой выбор в лице Виталия Захарченко, мгновенно назначенного на должность министра внутренних дел, а потому Анатолию Могилеву пришлось ехать в Крым. Чем повторил, к слову, крымский старт Василия Джарты, министерская должность которого в последний момент досталась другому, а его командировали поднимать Крым. В общем, тут главное угадать угол зрения, иначе приоритеты президента будут восприняты неправильно. Это кресло премьера Крыма может быть пустым больше двух месяцев, а кабинет главы МВД — ни минуты. Опять же: нового министра Захарченко коллективу министерства представил сам президент Янукович. Представлять кандидата в премьеры автономии, обижались крымские депутаты, на заседание ВР Крыма командировали почему-то главу Кабмина, хотя он никак «не встроен» в процедуру назначения председателя Совмина АРК.

С процедурой в этот раз совсем нехорошо получилось. По сути, премьера выбрал и назначил президент, хотя должен был только согласовать ту кандидатуру, которую ему, исходя из готовности большинства депутатов за нее проголосовать, должен был назвать председатель ВР Крыма. Но это ж по Консти­туции…

Новую должность Анатолий Могилев принял без особых обещаний, без программного выступления в парламенте и с какой-то то ли философской легкостью, то ли обреченностью, выраженной в песенном «надо благодарно принимать». Так что пока трудно ответить на вопрос: зачем и надолго ли приехал Могилев? Джарты был азартен, и воспринимал ссылку как трамплин. Для этого и придумал «Крымский проект». А чего хочет Могилев — сказать пока трудно.

Две недели новый премьер будет изучать подчиненных: кто чем дышит, как выполняет свою работу, а затем примет кадровые решения. Но резких движений тут не будет: «Василий Георгие­вич был «великолепным орговиком», и собрал профессиональную команду». Правда, самой команды пока в полном составе нет — одни еще неделю в Китае, другие — в Лондоне. Ищут инвестиции и заодно отходят после проваленного курортного сезона.

Не откладывая в долгий ящик, Анатолий Могилев выполнил задание президента — начал диалог с меджлисом. Пожалуй, эта самая сомнительная и щепетильная при назначении Моги­лева в Крым тема, уходит корнями во времена руководства крымским главком МВД — разгоны самозахватов земли крымскими татарами и кровавая бойня на плато Ай-Петри, когда тысяча спецназовцев «освобождала» с применением спецсредств сотку земли по решению суда. Извиняться за это Могилев отказался и сейчас («мы выполняли решение суда»), но сообщил, что тогда он действовал как милиционер, а теперь — как премьер-политик должен искать компромиссные пути.

Встреча с лидерами меджлиса Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым с участием народного депутата Бориса Дейча была закрытой даже для других — кроме самого Могилева — членов правительства. Официальное сообщение сухо передало дух конструктивизма и взаимопонимания. Мы же обозначим темы, которые не могли не затрагиваться на этой полуофициальной встрече.

Из таковых, несомненно, должна быть солидарная позиция по «татарским деньгам» в госбюджете-2012, и притом это должны быть реальные деньги, то есть они должны поступить. Потому что в этом году из запланированных 23 миллионов на программу обустройства репатриантов было выделено меньше половины — 10 миллионов. Реальные же потребности — завершение жилых недостроев, тепло, вода, газ и прочая инфраструктура, — с учетом недофинансирования в прошлые годы тянут на 140 миллионов. В проекте госбюджета всего 25. Получается, что жизнь не улучшается ни сегодня, ни завтра, и без нужного движения руки Михаила Чечетова при принятии бюджета ситуацию не изменить.

Вторая потенциальная «горячая точка», которой не могли не коснуться участники этой закрытой встречи, — продолжение великого мирного переселения репатриантов с самозахватов на участки, полученные в соответствии с законом.

По этой дороге некий путь прошел Джарты. Но на ней может поскользнуться любой, кто не примет головой и сердцем одну простую вещь: зло возвращается. Рано или поздно, но, как правило, в самый неподходящий момент. И устанавление равного отношения власти ко всем, кто живет в Крыму, нужно начинать с исправления несправедливости. Тоже — ко всем в равной мере и в соответствии с законом.

Потому что земельная проблема, порожденная тотальной коррупцией и ненасытностью дорвавшихся к кормушке, на самом деле то, что всех крымчан объединяет, — просто у репатриантов больше мотивации за эту землю бороться и быть солидарными. А поступать нашим чиновникам по закону — это означает прежде всего уметь говорить себе и себе подобным «нет». Потому что для того, чтобы ту же землю дать по закону, надо сначала забрать ее у тех, кто уже ее «застолбил». А это все — свои люди. За последнее десятилетие регионалы других к земле и не подпускали. А самое большое количество самозахватов - это отнюдь не курортные поселки и города, не земля у моря и заповедника, как любят спекулировать политики. Основная масса самозахватов — вокруг крупных городов, в основном Симферополя. Что вполне объяснимо: здесь есть работа, здесь детсады и вузы, здесь развитая инфраструктура и просто — жизнь круглый год.

Вот и теперь, дабы продолжить дело Джарты на этом поприще, Могилеву придется начать с воспитательной беседы прежде всего с руководством столицы автономии. Цифры следующие. После проверки всех списков участников самозахватов и тех, кто нуждается в земле для строительства жилья, развеялась еще одна политическая спекуляция — о том, что самозахваты в большинстве своем коммерческие, что люди там «держат» землю для перепродажи. В списках, поданных в специально созданную межведомственную комиссию меджлисом, числилось более 12 тысяч человек. Проверка отсеяла около одной тысячи. То есть на сегодня власти требуется изыскать более 11 тысяч участков.

При жизни Василия Джарты участки получили около 500 репатриантов, в основном участники симферопольских «полян протеста» в районе Абдала, Лу­гового и с.Доброе. С уходом Джар­ты красивые сюжеты «участники самозахватов добровольно разбирают строения» иссякли. Городские власти утверждают: земли нет, пусть выделяет Симферопольский район. То есть участников акций протеста предлагается депортировать, что называется, за 11-й километр. Если Могилев не знает, то там вообще-то тупик дороги, которую начал строить Джарты. Не сразу, но понявший, что единственный метод решения данной проблемы — мирный, законный и без игр.

А миф мэра Агеева и его симферопольских и макеевских заместителей о том, что земли в Симферополе для обычных граждан нет, думается, Анатолий Могилев легко развеет, ознакомившись с решениями горсовета за год правления нынешней власти. Уверена: с доступом к этим документам у премьера-генерала не будет проблем, в отличие от журналистов, которым через суды и прокуратуру приходится добывать априори публичную информацию — принятые депутатами решения по земле и имуществу. И откроется: сколькими участками в это трудное время обросли депутаты, чиновники, их родня и партнеры, сколько всего интересного они строят в городе и сколько отвели для «обслуживания», и на сколько сократились зеленые зоны отдыха во дворах и парках и т.д.

Второй резерв — земли Минобороны, нагло уведенные горсоветом Симферополя под застройку за последнюю пятилетку, вопреки категоричным письмам-запретам на любые действия от министров обороны А.Гриценко и Ю.Еханурова, вопреки протестам прокуратуры, но — в соответствии с решениями хозрасчетных судов. К примеру, пять гектаров на улице Авиа­ционной, подаренных родной спикеру В.Константинову компании «Консоль», умудрившейся не только не построить обещанный детский садик, но еще и облегчить через суды казну города на 7,5 млн. гривен компенсации за переданное социальное жилье. Или 15 гектаров на улице Балаклавской, поделенные на стройплощадки для компаний менее известных и незастроенных только потому, что там появилась «поляна протеста». Впрочем, А.Могилев хорошо застройщиков знает и этот массив помнит — там он впервые опробовал метод силового освобождения самозахвата и мог убедиться, что это, по большому счету, бесполезно и опасно.

А если политический компромисс, о котором Могилев говорит, проведя черту между собой — милиционером и премьером Крыма, будет честным и широким, то можно поднять все материалы по земельным делам Симферопольского горсовета, которые готовились в пору начальника крымского главка Москаля, а после смены власти были закрыты под лозунгом реабилитации жертв «политических репрессий». Думается, возврат всего украденного и прихваченного решит не только проблему репатриантов, но и всех нуждающихся в крымской земле граждан. (К слову, дела экс-спикера Гриценко и экс-мэров прибрежных городов и поселков показали, что «рукописи Моска­ля» таки не горят, просто использовали их опять-таки не торжества закона ради, а в силу потребности освободить места для своих).

Теперь без фантазий. Несом­ненно, Анатолию Могилеву легко удастся удержать положительный баланс, который выстроил для себя в отношениях с «крымскими» и крымским парламентом В.Джарты. И даже больше: ему абсолютно просто будет руководить хоть и макеевским, но уже немножко пообжившимся в Крыму костяком правительственной команды.

По нашей информации, в Крым экс-глава МВД прибыл не с пустыми руками. И эти папки не продаются. К их содержанию нервный интерес могут испытывать как спикер В.Константинов со своей консолевской командой, так и «свои» вице-премьеры.

Кроме того, А.Могилев, наверное, знает: у Крыма есть почти все для того, чтобы народонаселение было обеспечено и защищено, особенно с учетом подмоги в виде миллиардной субвенции, упавшей на Крым в этом году и ожидаемой в следующем. У власти Крыма есть все полномочия, особенно с учетом их законодательного расширения по «Крымскому проекту» Джарты, для того чтобы решать любые проблемы социально-экономического плана. Нужно только одно — не воровать. Глядя на процессы в стране в целом и тенденции, переросшие в правила, растоптавшие законы, конечно же, мало верится в построение правового государства в отдельно взятой автономии. Если так дальше пойдет, то пресловутая «тетрадка Лазаренко», о которой в свое время говорил В. Пустовойтенко («в одной половинке — что необходимо сделать для государства, в другой — для себя»), будет воспринимается как анекдот из античных времен — мол, у тех лохов было две графы!

И понятно, что никуда Могилев не уйдет от этих правил, даже если бы очень захотел. А первоочередных задач, в общем-то, не так много. Во-первых, чтобы в Крыму было тихо, спокойно и никто не донимал президента жалобами, распрями и, не приведи Господи, акциями протеста во время визитов на дачи. Во-вторых, денежные потоки в Крым и из Крыма должны быть под жестким контролем, без «крысятничества» и с пользой (графы пока еще две). А что касается других ценных ресурсов (море-берег, санатории, сады-поля-виноградники), то тут, конечно, будет с кем посоветоваться — присутствие на полуострове Александра Викторовича расширяется с каждым днем. И, конечно, задача, от которой уже никуда — обеспечить результат на парламентских выборах в регионе, который считался одним из базовых. Некоторые думают, что выборы — срок, на который Могилев согласился ехать в Крым.

Валентина Самар «Зеркало недели.Украина»








Пожалуйста, скажите, что Вы думаете об этом

Подробнее в агеев, джарты, земля, консоль, константинов, крымские татары, меджлис, милиция, могилев, самозахваты, симферополь, симферопольский горсовет
Комитет избирателей считает, что Донич победил благодаря фальсификациям

Состоявшиеся 13 ноября в Симферополе промежуточные выборы депутата Верховного Совета Автономной Республики Крым по избирательному округу №13 нельзя считать прозрачными...

Закрыть