Крымские регионалы идут на выборы как на войну. Главное оружие – шантаж и продажные коммунисты



В ходе предстоящих парламентских выборов Партия регионов намерена шантажировать своих оппонентов и воспользоваться помощью "дружественной" Компартии.

О планах регионалов стало известно после того, как в интернет просочилась аудиозапись выступления руководителя Симферопольского избирательного штаба Партии регионов, депутата Симферопольского горсовета Бориса Фротмана на закрытом собрании членов участковых комиссий от ПР и "дружественных" технических проектов, прошедшем 8 октября.

По информации Нового региона, на собрании присутствовали более 200 человек - координаторы, кураторы, представители так называемых "руководящих троек" в участковых комиссиях, а также рядовые члены 23 участковых избирательных комиссий.

В своей речи Фротман признает, что обеспечить победу на нынешних выборах будет намного сложнее, чем на предыдущих, из-за нового закона «О выборах народных депутатов». «На всех предыдущих выборах у нас там изначально было большинство практически во всех комиссиях, мы многие вопросы решали очень легко и просто», – признает глава штаба. Однако сейчас, по его словам, контроль над комиссиями Партии регионов из-за механизма жеребьевки обеспечить не удалось.

«Изначально по жеребьевкам ни в окружной, ни в участковых комиссиях у нас с вами большинства нет… Поэтому нам надо организовать свою работу таким образом, чтобы даже при этих условиях мы в любом случае с вами могли получить тот результат, который от нас с вами требует наша партия, Партия регионов, – отмечает Фротман. – Работа очень сложная, и задачи, которые я буду перед вами ставить, немножко для вас будут непривычными».

Фротман пояснил, что в каждой комиссии созданы так называемые «руководящие тройки» из числа наиболее лояльных к ПР людей. «Независимо от того, стали они председателем, замом, секретарем или не стали, в каждой комиссии есть три человека, которые будут руководить всей комиссией. Более того, существует свой куратор, который руководит сразу 4-5 комиссиями, который является представителем штаба, и все его задания необходимо будет выполнять как мои личные задания», – подчеркнул глава штаба. Кроме того, он призвал однопартийцев "набраться терпения, набраться смелости, набраться нахальства, набраться жесткости и выполнить то, что будет просить партия". "И по-другому это сделать будет просто невозможно", – пояснил Фротман.

Глава штаба отметил, что для обеспечения лояльного большинства в составах комиссий у регионалов есть два механизма: дружить с представителями КПУ и добиваться уменьшения списочного состава комиссий за счет исключения представителей оппонентов.

«Первый механизм: мы можем сотрудничать с членами комиссии от Коммунистической партии Украины. Их, как правило, один-два человека… Просто спокойно с ними пообщаться, они все уже получили команду вместе с нами дружить. Если кто-то, ну, неадекватный, не понимает, не слышит вас, через куратора мгновенно сообщить мне. Я сделаю так, что они с вами будут дружить, – сказал Фротман. – По большому счету, если взять наш состав комиссии вместе с коммунистами, то практически в большинстве участковых комиссий мы уже имеем большинство… У нас это большинство вместе с коммунистами, знаете, так, на одном волоске, на грани фола. Поэтому если хотя бы один из вас, хоть кто-то не придет, мы это большинство можем потерять».

В то же время, представителям оппонентов, по мнению главы штаба, следует устроить «веселую» жизнь. «Что касается всех остальных членов комиссий. Они хорошие, белые, пушистые, добрые, нормальные, но они все от партий наших политических врагов. И случайных там практически никого нет. Может быть и найдете одного-двух старых-добрых друзей, которые чисто случайно попали в те партии, но это единицы! И про каждую такую единицу, с которой вы, по вашему мнению, можете сотрудничать, вы должны будете сообщить своему куратору», – сказал Фротман. По его словам, стратегическая задача членов комиссий – «сделать так, чтобы ваше большинство осталось, а состав комиссии стал меньше».

«Это задача, поставленная ЦК партии! Уменьшить!» – повысил голос Фротман. Прежде всего, по его словам, уже сейчас надо выкинуть из комиссий всех членов, не успевших принять присягу. А после этого перейти к давлению на оппонентов. Глава штаба ПР напомнил, что статья 157 Уголовного кодекса устанавливает ответственность за игнорирование работы комиссии со стороны ее члена: «Противодействие волеизлиянию граждан путем уклонения члена комиссии от работы в участковой комиссии карается штрафом от 5 250 до 8 750 грн либо лишением свободы на срок до 2 лет».

Именно этой статьей Фротман предлагает пользоваться при любом удобном случае. Так, отсутствие какого-либо члена комиссии на двух заседаниях должно сопровождаться жалобой в Окружком, заявлением в прокуратуру и доверительным разговором с «прогульщиком» с предложением уволиться из комиссии, оставив соответствующее заявление, которое в последующем будет передано в штаб ПР.

«Предупредить: «Я тебя посажу. У нас есть Фротман, сволочь редкостная, поставьте печать ему». Можете так говорить. Кто-то не поверит, кто-то узнает – поверит, кто-то испугается. Ведь нам же не надо до десяти человек убирать. В каждой комиссии надо убрать лишних одного-двух-трех человек, и у вас сразу абсолютное большинство, – продолжил наставления глава штаба. - По-свойски где-нибудь в уголке ему объяснить: «Вали быстрее, ведь всех Фротман, может быть, и не посадит, но двоих-троих посадит точно. Ты убежден, что это будешь не ты?».

«Чужие» председатели комиссий вообще, по мнению Фротмана, являются легко устранимыми мишенями. «Следующий этап: чужой председатель раз поднял какой-то вопрос – не проголосовали, второй раз поднял какой-то вопрос – не проголосовали. Вопрос: председатель выполняет свои обязанности, если он не может решить никакой вопрос? Не может. Та же самая статья Уголовного кодекса: он не выполняет свои обязанности, он не может ничего решить, и тогда он либо будет с вами договариваться, либо вы на него напишите, что он как председатель не умеет руководить вашей комиссией – 157-я статья Уголовного кодекса Украины. Вот такой мелкий, грязный, тяжелый нюанс, но мне приходится вам его рассказывать, потому что без него добиться в наших комиссиях абсолютного большинства у нас с вами не получится», - сказал глава штаба.

Далее Фротман сделал акцент на необходимости обеспечения высокой явки избирателей путем подвоза («привоза, подноса»), не запрещенного законом, и беспроблемной регистрации заявлений о голосовании на дому («если кто-то из наших оппонентов увидит, что таких заявлений много, А ИХ БУДЕТ МНОГО…», то Фротман посоветовал проверять их подлинность по телефону).

Отдельно глава штаба остановился на координации усилий на участке в день голосования: координаторы с удостоверением представителя прессы руководят всем происходящим за пределами комиссий («привоз, подвоз, поднос») и осуществляют текущую связь со штабом, кураторы четырех-пяти комиссий собирают информацию непосредственно у «руководящих троек». «Все кураторы имеют удостоверение газеты «Южная столица» (официальное издание Симферопольского горсовета, – Прим. Ред). Все координаторы – газеты «Регион-Крым» (официальное издание Крымской республиканской организации Партии регионов, – Прим. Ред.). Это две наших газеты. Поэтому с ними спокойно работайте. Любую информацию, которую они просят, давайте», – подчеркнул Фротман.

Закончил свою речь Фротман обещанием выплатить зарплату всем ангажированным членам участковых комиссий с 30 октября по 1 ноября.

Ниже приводим полный текст речи Бориса Фротмана на собрании:

Мы сегодня собрали составы участковых избирательных комиссий, координаторов и кураторов участковых комиссий. Я прошу постараться набраться терпения – порядка часа не разговаривать, внимательно послушать, так как информацию, которую я сегодня буду рассказывать, вы чисто физически и чисто практически больше нигде не получите. Всех, кто будет разговаривать, я просто буду удалять. Поэтому сразу давайте договоримся, у нас будет всего одна такая встреча.

Те, кто меня еще не знает – Фротман Борис Ильич, руководитель штаба Партии регионов в городе Симферополе.

У нас с вами очень сложная избирательная кампания. Такой избирательной кампании за 20 лет независимости Украины еще не было. Даже по мнению Магеры, заместителя председателя Центральной избирательной комиссии Украины, закон, по которому мы сегодня проводим выборы, беспрецедентно сложный, и работать по нему будет очень тяжело.

Многие из вас это заметили изначально, потому что мы привыкли и на выборах в местные советы – достаточно просто было. Сразу попрошу, поднимите руки, кто уже участвовал в участковых комиссиях на предыдущих выборах?.. Все, что вы делали раньше – очень похоже, но совсем не так. Новый закон очень сильно, принципиально отличается по той простой причине, что на всех предыдущих выборах у нас там изначально было большинство практически во всех комиссиях, мы многие вопросы решали очень легко и просто.

По новому закону, по которому мы сейчас с вами будем работать, все началось с жеребьевок – с механизма, который ранее в Украине практически не использовался. В результате по жеребьевкам ни в окружной, ни в участковых комиссиях (…я просил прикрыть дверь и никого не пускать…) Изначально по жеребьевкам ни в окружной, ни в участковых комиссиях у нас с вами большинства нет. Таков закон, таков жребий, так сложились обстоятельства. Поэтому нам надо организовать свою работу таким образом, чтобы даже при этих условиях мы в любом случае с вами могли получить тот результат, который от нас с вами требует наша партия, Партия регионов.

Это можно сделать, но чтоб вы четко понимали – работа очень сложная, и задачи, которые я буду перед вами ставить, немножко для вас будут непривычными.

Итак, давайте сначала поговорим о структуре: как мы с вами работаем. В каждой комиссии у нас есть три человека – руководящие тройки. Независимо от того, стали они председателем, замом, секретарем или не стали, в каждой комиссии есть три человека, которые будут руководить всей комиссией.

Более того, существует свой куратор, который руководит сразу 4-5 комиссиями, который является представителем штаба, и все его задания необходимо будет выполнять как мои личные задания. Поэтому решим сейчас сразу познакомиться с будущими руководителями, которые у нас сегодня присутствуют.

Давайте сейчас немножко в другом порядке…

(Здесь Борис Фротман устраивает перекличку всех членов «руководящих троек». К сожалению, дефект речи Фротмана и не лучшее качество записи не позволяют разобрать все имена и фамилии)

Итак, 209-я комиссия… (неразборчиво) Евгений Викторович, (неразборчиво), Ханиева Юлиана Евгеньевна. Поднимитесь, пожалуйста… Раз, два – я вижу. Где третий? (В ответ: он задерживается). Представьтесь, пожалуйста. Объясните, каким образом? Кто именно отсутствует? Исключить из комиссии… Вашим куратором является Мацик Владимир Владимирович. Владимир Владимирович, и сразу в таком неудобном виде.

234-я комиссия: Кунаковская Фаина Анатольевна, (неразборчиво) Яковенко Евгения Александровна, Дорош Людмила Петровна. Привстаньте, пожалуйста. Спасибо. Вашим куратором является Коротких Дмитрий Васильевич.

Я думаю, все уже познакомились, просто чтоб я убедился, что все здесь.

Следующая комиссия – 242-я: Хабибулаев Руслан Велиевич, Абдуллаева Гульнара Хамидовна, Абибуллаева Эльмаз Руслановна. Вашим куратором является Меркулова Юлия Анатольевна.

Потерпите две минутки, я просто хочу всех вас увидеть в лицо.

245-я комиссия: (неразборчиво) Нина Васильевна, (неразборчиво) Алена Николаевна, Фелицкая Алена Сергеевна. Ваш куратор тоже Меркулова Юлия Анатольевна.

240-я комиссия: (неразборчиво) Алена Григорьевна, Колесникова Людмила Анатольевна, Андреенко Наталья Михайловна. Меркулова Юлия Анатольевна ваш куратор, вы ее уже видели. Благодарю вас.

233-я комиссия: Гончаренко Светлана Владимировна, Радченко Наталья Георгиевна,(неразборчиво). Координатор Коротких Дмитрий Васильевич.

222-я комиссия: Панюта Валентина Владимировна, Капелова Ольга Васильевна, Марченко Эмилия Александровна. Координатор Коротких Дмитрий Васильевич.

216-я комиссия: Артамонова Людмила Александровна, Шабалина Надежда Гавриловна, Третьякова Людмила Николаевна. Опять же Коротких Дмитрий Васильевич ваш шеф.

211-я комиссия: Чертков Владимир Александрович, (неразборчиво) Светлана Алексеевна,(неразборчиво) Алена Станиславовна. Вашим руководителем является Мацик Владимир Владимирович.

121-я комиссия: Павлюкова Татьяна Александровна, Захарова Диана Валерьевна, (неразборчиво)Светлана Алексеевна. Руководителем является Дмитрий Васильевич Коротких.

207-я комиссия: Евстигнеева Татьяна Владимировна, (неразборчиво) Марина Николаевна,(неразборчиво) Валентина Ивановна. Мацик Владимир Владимирович.

202-я комиссия: (неразборчиво) Светлана Николаевна, Субботина Наталья Валентиновна,(неразборчиво) Светлана Эльбрусовна. Вашим руководителем является (неразборчиво) Дмитрий Константинович. Все известные люди, много лет мы работаем.

208-я комиссия: Молчанов Дмитрий Николаевич, (неразборчиво)(неразборчиво) Антонина Викторовна. Вашим руководителем является Мацик Владимир Владимирович.

210-я комиссия: Нагаева Анастасия Вячеславовна, Лебедева Наталья Викторовна, Кузнецова Лариса Васильевна. Ваш руководитель Мацик Владимир Владимирович.

224-я комиссия: (неразборчиво)(неразборчиво) Алена Вячеславовна, Суворова Ольга Леонидовна. (неразборчиво) ваш руководитель.

204-я комиссия: Поповская Наталья Сергеевна, (неразборчиво) Владимир Валерьевич,(неразборчиво) Светлана Сергеевна. (неразборчиво) Дмитрий Константинович.

203-я комиссия: Никитина Наталья Александровна, Максимова Татьяна Александровна, Максимов Евгений Сергеевич. Руководитель (неразборчиво) Юрий Константинович.

201-я комиссия: Григорян Юрий (неразборчиво), Ткач Галина Юрьевна, (неразборчиво) Мария Юрьевна. Ваш руководитель (неразборчиво) Юрий Константинович.

246-я комиссия: Зайцев Игорь Николаевич, Малащенко Ирина Николаевна, Васильева Ирина Александровна. Ваш руководитель Меркулова Юлия Анатольевна.

212-я комиссия: (неразборчиво) Любовь Ивановна, (неразборчиво) Ирина Васильевна,(неразборчиво) Ольга Викторовна. Ваш руководитель Мацик Владимир Владимирович.

213-я комиссия: Замятина Лариса Марковна, Замятин Виктор Сергеевич, (неразборчиво) Алена Викторовна. Ваш руководитель Смоленская Наталья Петровна.

206-я комиссия: Швец Максим Павлович, Кузьменко Дмитрий Сергеевич, (неразборчиво) Лидия Сергеевна. Ваш руководитель Смоленская Наталья Петровна.

И последняя 214-я комиссия: Неробова Инга Ашотовна, (неразборчиво) Станислав Константинович, Новиков Руслан Владимирович. Ваш руководитель Смоленская Наталья Петровна. Неробову вижу, а где остальные? (Неробова: Я за всех одна осталась) Что такое – я за всех одна? (Неробова: Никого нет…) Всех исключить из комиссии. Всех, кто не пришел.

Всех, кто не пришел – всех исключить. Немножко жесткие правила, да? Но я объясню, почему. Потому что впереди у нас очень тяжелая работа. Куратор прежде всего вам будет передавать задания штаба. Руководящая тройка, независимо от того, являются они в реальном содержании председателем, замом, секретарем или просто носят должность члена комиссии, именно они будут руководить нашей частью комиссии с соответствующим материальным содержанием.

Еще раз повторяю: то ли вы на самом деле являетесь председателем, то ли вы просто член комиссии, но являетесь НАШИМ председателем. Именно наш председатель, наш зам и наш секретарь – наша руководящая тройка – вместе с куратором будут руководить всем нашим составом. Поэтому прошу всех членов комиссии спокойно безоговорочно выполнять все задания тех людей, которые сейчас были подняты.

На каждой комиссии у нас есть своя тройка. В каждой комиссии все наши члены комиссии должны обязательно появляться на всех заседаниях. Исключения не допускаются. Вот сегодня люди не пришли – исключить их из состава. Почему так жестко, чуть позже поймете. Я вас зачитаю некоторые статьи закона, вы сразу все поймете.

Если кого-то не устроят такие жесткие правила… По таким жестким правилам мы с вами будем работать всего три с половиной недели, потому что выборы ровно через 20 дней. Вот эти 20 дней надо набраться терпения, набраться смелости, набраться нахальства, набраться жесткости и выполнить то, что будет просить партия. И по-другому это сделать будет просто невозможно.

Если по какой-то причине кто-то не сумеет выполнять эту работу, работу членов комиссий, надо честно сказать нашей тройке или куратору, мы спокойно, без каких-то эксцессов можем любого из вас заменить. Но до момента замены – до момента замены! – каждый член комиссии должен обязательно приходить на все заседания комиссии и на все наши встречи. Их, к сожалению или к счастью, будет не так уж много.

Покинуть комиссию, если это действительно кому-то будет нужно, по семейным обстоятельствам или по каким-то другим, можно только после замены, когда эта замена будет утверждена решением окружной комиссии. Никаких других механизмов, к сожалению, нет.

Для того, чтобы добиться большинства в составе комиссии, есть два механизма.

Первый механизм: мы можем сотрудничать с членами комиссии от Коммунистической партии Украины. Их, как правило, один-два человека. Сотрудничать. Просто спокойно с ними пообщаться, они все уже получили команду вместе с нами дружить. Если кто-то, ну, неадекватный, не понимает, не слышит вас, через куратора мгновенно сообщить мне. Я сделаю так, что они с вами будут дружить.

По большому счету, если взять наш состав комиссии вместе с коммунистами, то практически в большинстве участковых комиссий мы уже имеем большинство. А закон как был, так и остался: что любое решение принимается большинством от списочного состава комиссии. Не от присутствующих, а от списочного состава комиссии! У нас это большинство вместе с коммунистами, знаете, так, на одном волоске, на грани фолаПоэтому если хотя бы один из вас, хоть кто-то не придет, мы это большинство можем потерять. Поэтому еще раз повторяю: на все заседания мы с вами должны приходить однозначно, при этом контактируя с коммунистами, с ними созваниваемся, особые секреты не выдаем. Но они будут работать вместе с нами – они не являются нашими врагами, они просто наши оппоненты, они работают со своим электоратом, мы работаем со своим. Мы друг другу не мешаем.

Теперь что касается всех остальных членов комиссий. Они хорошие, белые, пушистые, добрые, нормальные, но они все от партий наших политических врагов. И случайных там практически никого нет.

Может быть и найдете одного-двух старых-добрых друзей, которые чисто случайно попали в те партии, но это единицы! И про каждую такую единицу, с которой вы, по вашему мнению, можете сотрудничать, вы должны будете сообщить своему куратору через тройку и получить мое разрешение общаться с кем-либо из той части комиссии, которую представляют наших политических врагов. Даже не оппонентов, а врагов. Потому что нам четко известно, что у них совсем другая стратегия. Мы с вами четко понимаем, что бОльшая часть избирателей или большая часть избирателей, в любом случае, поддерживает Партию регионов и Виталину Дзоз, и мы четко знаем, что мы победим. Все остальные мелкие партии заведомо знают, что 5-процентный барьер они не перейдут. Поэтому им совершенно не интересно выигрывать выборы. Им совершенно не интересно организовывать честные и спокойные выборы. Им интересно выполнить то, за что они получают деньги. А за что? За то, чтобы вызвать гвалт, любые передряги, любые скандалы, саботировать работу комиссий, растянуть, чтобы эта комиссия работала ненормально, (неразборчиво), для того, чтобы выполнить ту работу, которую им поручили. Либо второе задание: они будут всякими законными и незаконными путями протащить своих народных депутатов. Они не пройдут, и они это тоже понимают. Поэтому они будут устраивать любые демарши, крики, кричать все, что угодно, обманывать вас, рассказывать любые сказки. Но не забывайте: любое решение участковая комиссия принимает сама методом голосования большинством – 50% плюс 1 голос – от списочного состава. Еле-еле вместе с коммунистами мы с вами большинством уже являемся. Но далеко не все удаются, мы не знаем, кто из наших уйдет…

Поэтому главная стратегическая задача, которую получили кураторы и сегодня говорю это всем составам комиссий – есть законный механизм, законный, как сделать так, чтобы ваше большинство осталось, а состав комиссии стал меньше.

Как правило, в Центральном районе почти все комиссии большие, то есть 24 человека. Большинство от 24-х – это 12 плюс 1. 13 голосов. Правильно? Но если по какой-то причине какой-то наш оппонент исчезнет из состава комиссии, сколько в комиссии станет людей? 23. А большинство от 23-х, это сколько? Это уже 12. А если их станет 21? Большинство от 21-го – это уже 11. И тогда у вас заведомо, если мы всех своих сохраняем, мы сразу получаем контроль над работой участковых комиссий. Независимо от того, какие должности у вас там есть. Все понимают механизм?

Поэтому нам необходимо четко с точки зрения закона выполнить все, что вам будут говорить ваши кураторы и руководители наших троек для того, чтобы уменьшить состав комиссии. Это задача, поставленная ЦК партии! УМЕНЬШИТЬ! Как?

Первое. По закону, в течение двух заседаний все члены комиссий должны принять присягу, потому что комиссия правомочна тогда, когда не менее двух третей ее состава присягу приняли. Практически везде уже прошло и первое и второе заседание. Если в течение двух заседаний кто-то до сих пор на данный момент не принял присягу, по закону его можно просто взять и выкинуть из состава комиссии без замен. Нельзя менять человека, который не принял присягу. Для этого надо обязательно составить акт о том, что член был уведомлен, о том, что он не пришел и не принял присягу. Это задача наших кураторов и управляющих троек: сделать так, чтобы все, кто на данный момент присягу не принял, нафиг вообще из состава. А таких у нас почти 40 человек в ваших комиссиях! Вот сразу взять, оформить документ, причем это надо сделать быстро, пока не очухались, а то они сейчас начнут: ой, я болел, ой, у меня там ухо отвалилось и так далее. Закон четко говорит: в течение двух заседаний все должны принять присягу и это нужно сделать.

Поэтому, пожалуйста, без жалости, очень быстро такие документы должны быть оформлены кураторами и сданы в штаб партии.

Второй вариант. Человек пришел, принял присягу, но по какой-то причине он сам решил отказаться. По какой причине? А я вам сейчас прочитаю некоторые статьи из Уголовного кодекса Украины, которые вам надо бы объяснить и себе, и обязательно нашим оппонентам. Впервые в закон Украины введены в Уголовном кодексе наказания за плохую работу членов участковой комиссии. Здесь большая статья, я не буду читать все. Прочитаю только то, что касается работы членов участковых комиссий. 157-я статья (сначала неразборчиво читает на украинском, потом переводит на русский): «Противодействие волеизлиянию граждан путем уклонения члена комиссии от работы в участковой комиссии карается штрафом от 5 250 до 8 750 грн либо лишением свободы на срок до 2 лет» Это не смешно! Нет желания члена комиссии после принятия присяги работать в комиссии? – наказывается штрафом от 5 до 8 тысяч гривен. Этот административный штраф автоматически взыскивается. Либо, если это злостно и повторно, лишением свободы на срок до 2 лет. 157-я стать УК Украины.

Поэтому я (неразборчиво) эту фразу скажу иначе: вам надо обязательно быть на каждом заседании. Вот эти 20 дней выдержать, очень прошу вас, умоляю: не подставьтесь. Эта статья не только для них. Вообще-то, и для нас. Но если вы четко понимаете, во имя чего, ради чего вы, извините за некорректную фразу, и за шо вы работаете, то у второй стороны таких стимулов нет.

Многие уже проводили собрания, видели, сколько членов наших оппонентов вообще не приходят на заседания. Есть эта проблема? Обязательно составить акт уведомления о том, что они были уведомлены – это задача тройки и куратора. Тут же составляется жалоба в окружную комиссию, что такой-то член уклоняется от выполнения своих обязанностей в участковой комиссии.

И сегодня кураторам я раздал еще один документ. Называется «Заявление о преступлении». Это официальный документ, принятый нашим законом.

Еще раз. Акт уведомления, что наш оппонент был приглашен на заседание комиссии. Второе – жалоба в окружную комиссию, что он уклоняется от выполнения обязанностей в участковой комиссии. И третье – заявление в прокуратуру на конкретного члена комиссии о том, что он обнаружил 157-ю статью Уголовного кодекса Украины. Как только человек не менее двух раз не пришел на заседание комиссии, он преступник. И чем быстрее вы на нашего оппонента напишите… Есть только один механизм, как они могут избежать тюремного задержания: сами добровольно сложить с себя полномочия члена УИК. Заявление, к нему прилагается ксерокопия паспорта, (неразборчиво) быстренько забираете и все это сдается в штаб. О налогах (???) предупредить: «Я тебя посажу. У нас есть Фротман, сволочь редкостная, поставьте печать ему». Можете так говорить. Кто-то не поверит, кто-то узнает – поверит, кто-то испугается. Ведь нам же не надо до десяти человек убирать. В каждой комиссии надо убрать лишних одного-двух-трех человек, и у вас сразу абсолютное большинство. И кто бы не был председателем чужим или замом чужим или секретарем чужим, а что они могут сделать, если любое решение принимается большинством от состава. А у вас тогда сразу и появится абсолютное большинство. И при голосовании любого вопроса вы уже смотрите не на председателя-зама чужого, а на нашего, из нашей тройки «председателя», даже если он числится простым членом комиссии. Но если он кивает головой «голосуем», значит, голосуем. Вы не голосуете? – Да пускай хоть подавится. Вы не проголосуете, решение будет липовое, никакое. И тогда на каком-то этапе, где-то раньше, где-то позже, они поймут, что надо с вами, по-русски говоря, находить общий язык. Потому что без этого они не примут ни одно решение.

А здесь следующий этап: председатель, ну, чужой председатель, раз поднял какой-то вопрос – не проголосовали, второй раз поднял какой-то вопрос – не проголосовали. Вопрос: председатель выполняет свои обязанности, если он не может решить никакой вопрос? Не может. Та же самая статья Уголовного кодекса: он не выполняет свои обязанности, он не может ничего решить, и тогда он либо будет с вами договариваться, либо вы на него напишите, что он как председатель не умеет руководить вашей комиссией – 157-я статья Уголовного кодекса Украины.

Вот такой мелкий, грязный, тяжелый нюанс, но мне приходится вам его рассказывать, потому что без него добиться в наших комиссиях абсолютного большинства у нас с вами не получится.

Итак, еще раз. Человек должен принять присягу в течение двух заседаний. Не принял – акт, жалоба, выкидываем. Второе: если он принял присягу и более двух раз не пришел на заседание – акт, жалоба и заявление о преступлении, а лучше по-свойски где-нибудь в уголке ему объяснить: «Вали быстрее, ведь всех Фротман, может быть, и не посадит, но двоих-троих посадит точно. Ты убежден, что это будешь не ты?» Как только он напишет заявление, заменить его нельзя, и вы сразу уменьшаете состав своей комиссии. Немножко больше будет работы, но это нужно сделать.

Да, это война. Это стратегическая война. Раньше у нас не было таких задач. Теперь они есть. Именно поэтому я прошу вас выполнить то, о чем сегодня говорил.

Следующая часть вашей работы – это порядок работы ваших участковых комиссий до выборов. Вы должны принять списки избирателей – в большинство комиссий, наверняка, эти списки уже поступили. Вы должны организовать дежурство, это все делается решением комиссии – комиссия может принимать решение, только когда две трети ее состава приняли присягу. Если у кого-то этого нет, без двух третей решение принять нельзя. Вы должны регистрировать заявления о голосовании по месту пребывания. Обратите внимание, такие заявления люди могут по закону принести лично или передать через кого-то – закон это не трактует. Но если раньше в старых законах одного заявления было достаточно, сейчас закон более жесткий: заявление и медицинская справка. Только при наличии этих двух документов, кто бы ни дежурил – то ли вы, то ли ваши оппоненты – вы обязаны зарегистрировать заявление в журнале заявлений.

Еще один нюанс. Раньше все эти заявления проверке не подлежали. На сегодня, по нынешнему закону члены комиссии имеют право проверить факт заявления. Обращаю внимание: не факт болезни – вы не медики. Вы можете или позвонить, или направить к человеку какого-то члена комиссии, хотя я про это особо вас и не прошу, и проверить, действительно ли человек писал заявление, действительно ли медицинское заведение выдавало справку. Только факт написания. Поэтому если кто-то из наших оппонентов увидит, что таких заявлений много, А ИХ БУДЕТ МНОГО, (неразборчиво): «Давайте будем проверять». Проверить можно. Ну, позвоните человеку. Ты писал? Да, я писал. Все, больше вы проверять не можете. Может он ходить, не может, отрезали ногу или отросла нога, есть у него температура, нет температуры, – права проверять диагноз у комиссии нет! Вы можете только проверить факт самого написания.

Все такие заявления вы должны принимать в любое время работы комиссии, но не позднее последней пятницы до 20.00. Выборы у нас 28-го, пятница последняя – это 26-е число, в 20.00 последнее заявление о надомном голосовании мы имеем право принять. И не позднее следующего дня в субботу вы должны утвердить по этим заявлениям список тех людей, которые нуждаются в надомном голосовании.

Первая часть этого списка вам будет предоставлена реестром. Когда получите окончательные списки, там будут указаны люди инвалиды, люди преклонного возраста, которые по решению реестра нуждаются в надомном голосовании. Проверять реестр мы не должны. Вот это дал, вот эта надо дать – вот это ему надо дать. Вы имеете право проверить только тех людей, которые сами или через своих знакомых, друзей, родственников, агитаторов передали заявление в участковую комиссию. Но общий список всех людей, которые имеют право голосовать по месту пребывания, должен быть утвержден комиссией не позднее субботы до 24.00, то есть до полуночи.

В течение вот этих 20 дней вы будете оформлять и разносить приглашения. Пожалуйста, проконтролируйте, что все приглашения дошли до всех людей.

Еще один нюанс. Вам необходимо регистрировать открепительные талоны. Если вы сами голосуете на своем участке, там прописаны, проблем нет. Но если у кого-то так уж получилось, что вы живете и прописаны по другому избирательному участку, то вы должны по месту своей регистрации, по своему избирательному участку получить соответствующий открепительный талон и зарегистрировать его на том участке, где вы как члены комиссии будете работать, так как голосовать вы будете на том участке, где вы работаете. В день выборов никуда вас отпускать никто не имеет права. Для этого надо заранее оформить открепительный талон и заранее его зарегистрировать.

Возможно, и другие избиратели будут вам приносить открепительные талоны. Все такие талоны тоже регистрируются. Но только в рамках одного округа. То есть все вы должны жить и быть прописаны в Центральном и Железнодорожном районе. В противном случае вам открепительный талон не дадут.

Еще нюанс, то, чего раньше не было. Вам могут приносить заявления о включении в списки избирателей. Раньше человек должен был сам проверить себя в списке, такое право сохраняется и сегодня. Но есть еще одна форма. Если человек по какой-то причине знает, что его нет в реестре, и он пришел к вам на избирательный участок, хочет проверить себя – я есть в списках? – смотрит, а его нет. Вариант №1 – он может пойти в реестр и там его включат. Вариант второй – он может вам в самой комиссии написать заявление: «Прошу включить меня в список для голосования», приложить ксерокопию паспорта с первой страничкой и со страничкой прописки. Вы обязаны принять, зарегистрировать и передать в реестр. Сами вы не принимаете решение. Решение принимает реестр. Но принять и передать в реестр от имени участковой комиссии вы имеете право. Поэтому, пожалуйста, чтоб вы были к этому готовы.

(неразборчиво) вы должны получить бюллетени, пересчитать, поставить печати, все это закрыть в сейф, который обязательно должен быть, который обязательно должен быть опломбирован. Все помнят, что подобного типа решения принимаются только на заседании комиссии.

Нюансы: председатель не ваш, не хочет проводить заседание. Не везде, но такие ситуации могут быть. Сразу разъясняем некоторые пункты закона. Любые три члена комиссии имеют право потребовать включить в повестку дня комиссии любой вопрос. Любая одна треть состава комиссии может потребовать (неразборчиво) созыва комиссии. Если комиссия 24 человека, одна треть это сколько? 8. Если 8 человек пишут письменное заявление председателю комиссии, требуя собрать заседание комиссии – точка. Вы даже не обязаны объяснять, по какому вопросу. По закону, в течение 24 часов председатель обязан собрать всю комиссию, уведомив об этом всех членов комиссии. Правда, уведомление вы в любом случае можете взять на себя.

Если председатель не выполнил ваше требование, вы имеете право сами собрать комиссию, избрать председательствующего на данном заседании и принимать любое решение, при этом написать акт о том, что председатель уклонился от выполнения своих обязанностей – раз. Тут же следует жалоба в окружную комиссию, что председатель нарушил закон. И опять-таки –заявление о преступлении в прокуратуру, что председатель не выполнил прямую норму закона. Один раз он так дернется, потому его вызовут в прокуратуру, объяснят, где он дальше будет свои председательские обязанности выполнять. В следующий раз он начнет к вам прислушиваться. Поэтому еще раз говорю: вы должны вести себя достаточно мягко, но жестко, очень жесткоЧтобы не у вас на шее кто-то сидел, а чтоб вы сели на шею всем, кто по причине жеребьевки оказался по той или иной причине в руководстве комиссии. Вы должны навязывать, что без вас ни одно заседание, ни одно решение проходить не будет. Являться мы обязаны. Неявка – вы тоже можете (неразборчиво). А вот голосовать – в законе про это ничего не сказано.

Мы должны явиться, а голосовать будем только те решения, которые будут согласованы с нашим куратором и с нашей руководящей тройкой, которые заранее будут полностью обсуждены.

Но еще раз напоминаю, чтобы было проще, вам обязательно нужно на одного-двух-трех человек уменьшить состав комиссии, тогда все остальные поймут, кто в доме хозяин.

Теперь несколько вопросов по дню выборов. Выборы в Верховную Раду Украины проводятся 28 числа с 8 утра до 8 вечера. Один нюанс: 28 числа перевод стрелок, переход на зимнее время. Но пока насчет переноса я не слышал. Перенесут – перенесут. В любом случае просьба к кураторам и руководителям за 2-3 дня еще раз уточнить, будут ли какие-то распоряжения Кабмина по переносу времени, но пока что оно назначено.

Итак, в 8 часов начинается работа. Но заседание участковой комиссии начинается ровно за час. То есть все вы должны прийти в 7.00 и с этого момента заседание комиссии ведется в режиме онлайн, то есть в режиме текущего времени, не прерывая заседание участковой комиссии. Так было на всех выборах. С 7 до 8-ми вы должны показать и опечатать урны, контрольные талоны с подписями всех членов комиссии, в том числе и в малых урнах, которые потом (неразборчиво) для голосования на дому. Перед тем, как они выедут, в них второй контрольный талон обязательно нужно положить.

Раздаются все бюллетени, на сей раз – все бюллетени раздаются на столы, чтобы ничего нигде не хранилось. Мы все становимся за столы таким образом, чтобы за каждым столом был хотя бы один представитель наш. Мы от разных партий, но здесь есть НАШИ, а там есть НЕ НАШИ. Чтобы за каждым столом был обязательно наш. Если вдруг председатель или зам не наши: «А вот сюда давайте Иванова, Петрова…» и вы видите, что за столом наших нет – категорически возражать, требовать переголосования и принятия решения: «Вот я Иванову-Петрову не верю, прошу поставить на голосование, три человека меня поддерживают. Вы обязаны проголосовать вопрос. Петрова-Иванова вместе не держать». Навязывать свою позицию! Жестко, но аккуратно обязательно все это контролировать. Если это не будет сделано, вам также будет очень тяжело удержать ситуацию.

В 8.00 происходит открытие избирательных комиссий, избирательных участков, все вы это знаете.

Дальше. У нас в ходе выборов работает мощный костяк. Здесь присутствуют, помимо кураторов, которые контролируют участковые комиссии, помимо руководителей троек, которые контролируют самих членов комиссий, у нас здесь присутствуют координаторы – это руководители агитационных групп. Они в день выборов контролируют двух-четырех наблюдателей, которые будут на каждом избирательном участке, они осуществляют связь с агитаторами, цель которых – подвести, принести избирателей к избирательной комиссии.

Законом подвоз не запрещен! Запрещена только агитация. Если кто-то из наших оппонентов попытается вякнуть, есть хорошая фраза: «А покажи, где написано, что их нельзя привозить». Нигде в законе про это не сказано. По закону запрещено только агитировать.

Поэтому координатор, у него будет удостоверение прессы – наша пресса, тоже познакомьтесь с координатором заранее – он руководит агитаторами и он руководит всем, что за пределами комиссий: привоз, подвоз, поднос, любая информация. Он же осуществляет текущую связь со штабом. Он же осуществляет контроль прихода членов Партии регионов. Поэтому если наш координатор с удостоверением прессы – у него будет удостоверение, как правило, это будет или газета «Регион-Крым», скорей всего, «Регион-Крым» – подходит и задает какой-то вопрос, спокойно ему всю информацию давайте. Все остальные то же самое – вежливо посылайте.

В день выборов помимо координаторов работают кураторы. Куратор один на четыре комиссии или один на пять комиссий. Его задача обзванивать, собирать информацию. Кураторы будут обзванивать руководящую тройку, кураторы будут обзванивать координаторов. Он может сам заявиться на комиссию, у него тоже будет удостоверение прессы. У него название прессы «Южная столица». Все кураторы имеют удостоверение газеты «Южная столица»(официальное издание Симферопольского горсовета, – прим. «НР»). Все координаторы – газеты «Регион-Крым» (официальное издание Крымской республиканской организации Партии регионов, – прим. «НР»). Это две наших газеты. Поэтому с ними спокойно работайте. Любую информацию, которую они просят, давайте.

Итак, на участке – 2-4 наших наблюдателя для того, чтоб наблюдать, чтоб никто не попортил урну, чтоб никто ничего никуда не засунул, чтоб никто ничего не подбросил в кабинки, где будет проходить голосование, чтоб никто не заминировал – нужно учитывать, что ЧП тоже может произойти. На участке члены комиссий, которые контролируют всех наших оппонентов, на участке наш куратор, который координирует связь со штабом, и на участке наш координатор, который тоже координирует всю эту работу. В день выборов мы все это делаем.

Сразу текущие вопросы. Питание. Мы начнем работать в 7 утра, выборы закончатся в 8, голосование закончится где-то к часу-двум ночи. К сожалению, завтрак, обед, ужин и второй ужин надо будет взять с собой. Повторяю – с собой. Никаких других механизмов нет. Те, кто был на предыдущих выборах, помнят мои неоднократные предупреждения – не брать пищу, не брать воду из рук оппонентов. Не хочу никому рассказывать, что такое смесь кофе и пургена. Догадайтесь сами. Но смесь гремучая, очень.

Еще одна большая просьба: в день выборов регулярно проверять ручки в избирательных кабинках. Украина – прекрасная страна, у нас химическая промышленность шикарная, в том числе, в Днепропетровске есть один завод, который для совсем других целей выпускает жидкость, которая пишет синим цветом, но под лучами естественного света через три-четыре минуты исчезает. И на выборах в местные органы власти на многих участках в ж/д районе этот метод уже был опробован. То есть люди заходят, ставят галочки, бросают в урну, потом вы достаете, а там ничего нет. Поэтому каждые полчаса члены комиссии, наблюдатели могут заходить в кабинки для голосования, когда там нету избирателей, проверять ручки, чтобы были ручки неразборные, чтоб они были привязаны – не знаю, хоть цепями привязаны к кабинке. Делайте пробные оттиски – взял, линию провел, вышел, в течение пяти минут посмотрел. Потому что по нашим данным в Крым завезено «бютовцами» днепропетровской (неразборчиво) 2 000 ручек с того самого химического завода. Но я не думаю, что они будут портреты этими ручками писать. Я могу предположить, что они где-то всплывут. Поэтому убедительная просьба, что бы вам ни говорили, что самая хорошая ручка, и цвет, посмотрите, какой синий, какой там зеленый, черный, фиолетовый – ручки только неразборные, только привязанные, и даже в этой ситуации каждые полчаса-час заходите, когда нет избирателя, делайте дежурный росчерк для того, чтобы проверять, что ручка работоспособная. В случае, если кто-то выявит ручку неработоспособную, то уже докладывать нашему куратору, координатору, составлять соответствующие акты, жалобы, это чистое преступление, и ничего мы с этим не сделаем. Потерпите еще буквально 10 минут…

Наши оппоненты вам будут пытаться говорить все, что угодно, будут мешать, кричать, вмешиваться, будут приходить большие люди с большими погонами, с большими лампасами из прокуратуры, из СБУ, из Администрации президента, от Папы римского, из Генеральной Ассамблеи ООН – читаем еще одну статью из Уголовного кодекса Украины: «Вмешательство любых должностных лиц, использование служебного положения… далее, далее, далее… на срок до 3 лет лишения свободы». Любое должностное лицо: исполком, милиция, прокуратура, СБУ, генералы, маршал – как только он приходит в участковую комиссию, он обязан подчиняться вам. Любого, кто вам мешает, вы имеете право большинством от состава комиссии, голосованием, выдворить из комиссии. Если кто-то не подчиняется, тут же составляется акт о нарушении закона и, опять-таки, кураторы – я вам дал сегодня два заявления: одно «Заявление о преступлении» для участковых комиссий, а второе для должностного лица. Обращаю внимание кураторов, вам сегодня выдали эти бланки. Еще раз повторяю: один бланк – «Заявление о преступлении» для члена комиссии, второй бланк – «Заявление о преступлении» любого должностного лица, который хоть попытался пикнуть на вас. Всех поставить в позу, всех выгнать, всех заставить делать то, что считает нужным комиссия. Никакого другого пути нет.

Еще одна просьба. Все эти начальники будут приходить с какими-то документами. Никакие документы, кроме решения окружной комиссии с синей печатью либо решения суда, которое касается лично вашей комиссии, с синей печатью… Иногда приносят решения суда Донецкой области о том-то, о том-то… Вот валите в Донецкую область и там его показывайте. До тех пор, пока в решении суда не сказано: «Предписываю комиссии № такой-то выполнить то-то то-то», подпись судьи и синяя печать – до тех пор для вас это туалетная бумага. Только решение окружной комиссии с синей печатью либо решение суда с синей печатью. Кого-то убрать из списков, приостановить, закрыть, прекратить выборы – надо идти голосовать.

Выборы мы проводим до 20.00. Урна с надомного голосования должна прийти за час, то есть до 19 часов. Без пяти 20.00, то есть в 19.55, председатель комиссии или зам должен выйти перед дверями участковой комиссии, всех, кто там стоит, какая бы очередь ни была, всех завести в помещение участковой комиссии. В 20.00 двери закрываются, и комиссия работает до тех пор, пока все избиратели, которые к 20 часам не зашли в саму комиссию, не проголосуют.

Только после этого комиссия начинает свое вечернее заседание, пересчитывает все бюллетени, гасит неиспользованные, рассматривает жалобы. Причем, опять-таки, вы люди опытные, уже знаете: «рассмотреть» – вам ее прочитали и сказали принять к сведению, все – приняли к сведению. Разбираться, чо там было на самом деле, вы не следственный орган, вы не обязаны. Только после того, как бюллетени погашены, голоса посчитаны участвовавших в голосовании, жалобы «рассмотрены», только после этого… (в зале звонит телефон) Если мы и дальше будем так недисциплинированно работать, я могу многих членов комиссии поменять… Только после этого показываются урны, показывается, что все печати целые, урна открывается, на стол высыпаются все бюллетени, показывается наличие контрольного листа и начинается процесс работы с самими бюллетенями. Напоминаю, вы люди опытные в большинстве своем, все наблюдатели должны быть отодвинуты от стола(неразборчиво)они должны наблюдать, с какого расстояния – в законе ничего не сказано. Вот если в таком зале, вот туда их посадить, вот пускай оттуда и наблюдают. Вам видно? – Видно. А что видно, вопрос десятый.

Сначала бюллетени разбираются по цветам. Отдельно мажоритарные бюллетени, отдельно партийные бюллетени. Мажоритарные – зеленые, партийные – розовые, по-моему. После того, как они по цветам разобраны, каждые бюллетени разбираются по субъектам. Если это мажоритарный – по фамилиям, это за Иванова, это за Петрова, это за Сидорова. Точно так же разбираются они по партийным – это за Партию регионов, (неразборчиво), это за УДАР. При этом председатель или зам или секретарь или другой член комиссии, которому это поручается, должен бюллетень показать всем и четко положить на соответствующую стопочку. После чего каждая стопочка пересчитывается ДВА РАЗА для того, чтобы ни один наш бюллетень Партии регионов или бюллетень Дзоз не попал не туда, куда нужно. Вот за этим, пожалуйста, следите зорко.

Обязательно следите, чтобы у наших оппонентов в это время в руках не было никаких бюллетеней, ручек и карандашей. Чтобы у наших оппонентов ручек никаких не было! Чтобы они не запортили наши бюллетени. Остальные бюллетени мне абсолютно пополам.

Еще один нюанс. Если в бюллетене нет одной отметки или две отметки, или непонятно, что там написано, такой бюллетень решением комиссии методом голосования признается недействительным. Если недействительных бюллетеней больше, чем 10% от всех выданных бюллетеней, результаты на этом участке признаются недействительными. Нам это с вами не нужно. Мы здесь с высоким результатом. Поэтому слишком много недействительных бюллетеней нам не нужно. Слишком много – не нужно. Но наши все бюллетени, какими бы они ни были, они должны быть действительными, тем более, к 12 часам зрение должно быть настолько мощное, чтобы четко это разглядеть. Постарайтесь это сделать.

После того, как бюллетени посчитаны, разобраны, посчитаны, после этого составляются итоговый протокол. После итогового протокола все запаковывается. Соответствующие инструкции, как это делать, сегодня руководящим тройкам даны. После этого на соответствующей машине все везется в окружную комиссию.

Нюанс: если раньше у нас в участковой комиссии были легковые машины, то теперь нам будут предоставлены микроавтобусы, потому что по закону итоговый протокол со всеми документами везут председатель, заместитель, милиционер, представитель победившей партии, представитель победившего мажоритарного депутата. Пять человек вы ни в какую легковушку не поместите. Плюс мешки, плюс вся остальная дребедень. Поэтому вам будут предоставлены не легковые автомобили, а микроавтобусы. Они же повезут трех членов комиссии на надомное голосование. В этот автомобиль может сесть наблюдатель или милиционер для надомного голосования, но в квартиру они имеют право заходить только при согласии избирателя. При этом секретарь остается на телефоне в комиссии, печать запирается в сейфе – проконтролируйте, чтобы эта печать в любом случае была оставлена, чтобы с собой печать никто не увез.

Эти члены комиссии ждут решения окружной комиссии. Самое тяжелое дело. После того, как решение окружной комиссии будет утверждено, каждый член комиссии, каждый наблюдатель получает свой протокол, причем член комиссии получает протокол в подлиннике, наблюдатель имеет право получить протокол копию, заверенную синей печатью участковой комиссии с тремя подписями. То есть член комиссии – в подлиннике со всеми подписями, наблюдатель – копию. После этого все эти протоколы должны быть сданы в штаб партии по адресу: Киевская, 20.

Вот так мы с вами закончим выборы 28 числа. Давайте сразу договоримся: естественно, выборы перейдут и на 29 число, потом всем придется чуть-чуть расстаться, поэтому давайте просто сразу договоримся: 28-го – выборы, 29-го – итоговые протоколы, отчеты, немножко(неразборчиво), 30-го – у нас 31 день? – 30-го, 31-го и 1-го произвольно с вами свяжемся, чтобы все получили свои зарплаты. Поэтому просьба, 28-го не звонить «мы закончили выборы, когда получить зарплату?» Равно как и 29-го. Мы все с вами двое суток практически не будем спать. Если вы работали со мной и с Партией регионов не первый раз, вы знаете, Партия регионов никогда не кидает своих людей. Поэтому просто чтобы не устраивать лишнюю головомойку,зарплата начнет выдаваться 30-31 числа. Договорились?

Теперь, пожалуйста, любые вопросы, которые вас волнуют, которые я не осветил в своей работе.

(вопрос касается полномочий наблюдателя при проведении надомного голосования)

Еще раз. Группа для надомного голосования, голосования по месту пребывания, – три члена комиссии. Точка. Наблюдатель, милиционер не имеют права ехать, он только сопровождает безопасность бюллетеней и урны. Если избиратель согласен его впустить – впустит. Не согласен – стоит как собака под дверью, гавкает и ждет.

(заявление написал член комиссии, я прошу председателя, дайте мне заявление с приложением ксерокопии паспорта, поставьте печать, я отвезу его сам в окружную комиссию)

Никак не может быть. Вы должны были это заявление сначала забрать. Если его забрал чужой председатель – вы прохавали этот вопрос.

Еще раз возвращаюсь. Наша задача – понизить кворум участковых комиссий. Причем сделать так, что если он написал, можно было взять и забрать до того, как он попал кому-то в руки. В частности, если председатель не наш, он его забудет, потеряет, посеет, посолит, поджарит, и уже не найдете никогда. Либо подойти к члену комиссии, и пусть еще раз напишет.

(как быть лежачим больным, мужу и жене, если они инсультники и заявление о надомном голосовании написать не могут)

Еще раз. Если у них есть инсульт, на данный момент, справка врача (неразборчиво). Есть родственники, есть соседи, дать список своему координатору, он все передаст нам, мы пришлем врача, врач выпишет справку. Агитатор напишет, если что. Главное, чтобы было заявление и справка…








1 комментарий

  1. Nomer2dva:

    Автор ты охренел называть людей продажными безосновательно?! Где доказательства? Это Удар с “Юлей” объединились, не коммунисты!

Пожалуйста, скажите, что Вы думаете об этом

Подробнее в выборы-2012, компартия украины, партия регионов, симферополь, фальсификация выборов
Депутату-регионалу прорубили голову шлакоблоком

Стали известны подробности смерти депутата горсовета в Луганской области, тело которого обнаружили во дворе собственного дома. Как рассказала начальник отдела...

Закрыть