Получится ли сделать из Крыма оффшор?



Идея создания в Крыму «российского оффшора» может разбиться о традиционную российскую коррупцию, незаинтересованность бизнеса, а также невозможность привлечь иностранные инвестиции.

offshoreНапомним, российский премьер Дмитрий Медведев дал поручение о создании особой экономической зоны (ОЭЗ) на территории Крыма и Севастополя. Уже до 25 мая Минэкономразвития России, Министерство по делам Крыма, Минфин и Минрегион должны подготовить соответствующий проект закона. Как заявляют высокопоставленные российские чиновники, особый режим должен ускорить социально-экономическое развитие региона и привлечь дополнительные доходы в местный бюджет, сняв, тем самым, обременительную нагрузку с федеральной казны. Заодно власти рассчитывают убить и второго зайца – вывести деньги российских компаний из оффшоров, переманив их в Крым льготными условиями.

В Министерстве экономического развития России считают, что особая экономическая зона в Крыму позволит наполнить бюджеты новых субъектов Федерации, сняв вопрос их дефицитности и дотационности. Решить эту задачу призван льготный налоговый и таможенный режим на полуострове. Причем новый проект обещают сделать беспрецедентным. «Мы решили не ограничиваться только вопросами налоговых льгот и таможенного режима, но и реализовать все те задумки, которые не удалось реализовать на всей территории РФ, и сделать Крым пилотной площадкой», – заявил журналистам директор департамента особых экономических зон Минэкономразвития Андрей Соколов.

В частности, предлагается ввести две категории резидентов ОЭЗ в Крыму – резиденты-инвесторы и резиденты-портфельные инвесторы. Чтобы стать просто инвестором, компании необходимо инвестировать в Крым 150 миллионов рублей в течение трех лет. За это она будет освобождена от уплаты всех налогов, кроме налога на прибыль, который будет платиться по ставке 10% в региональный бюджет. Если компания производит подакцизный товар, то она будет уплачивать акцизный сбор. Относительно уплаты НДС дается выбор – уплачивать его с последующим возмещением или не уплачивать.

Идея же портфельных инвесторов вытекает из популярного нынче в России лозунга «деоффшоризации» бизнеса. «Что касается портфельных инвесторов, то идея состояла в том, что, помимо кнута, в рамках деоффшоризации нужно коммерсантам показать еще и пряник. Проанализировав мотивацию компаний, которые регистрируются в оффшорных зонах, мы пришли к выводу, что вполне возможно установить подобный льготный режим в Крыму. Как раз категория портфельных инвесторов должна ориентировать российский бизнес на выход из оффшорных юрисдикций», – рассказал Соколов.

Для получения статуса портфельного инвестора компании необходимо зарегистрироваться в Крыму и внести 150 млн рублей за три года, но не в качестве инвестиций, а в виде администрационного сбора. «И компания, по сути, ведет бумажную деятельность, перенеся центр образования прибыли из оффшора в Крым», – пояснил чиновник Минэкономразвития. Кроме того, предлагается освободить от налогов средства такой компании, которые инвестируются в активы на территории России.

Однако эксперты-экономисты не разделяют восторга российских чиновников, пишет сайт "Крым.Реалии".

Известный экономист Андрей Клименко, стоявший у истоков первой свободной экономической зоны «Сиваш» в Крыму, сомневается в успешности декларируемых планов, указывая на то, что самая благая идея может разбиться о стену российской коррупции. «На сегодняшний день в РФ нет примеров успешных специальных экономических зон. И в Украине, кстати говоря, после достаточно успешного опыта зоны «Сиваш» в середине 90-х территории приоритетного развития не сработали так, как ожидалось. Было несколько успешных проектов, но не более того, – рассказал эксперт Крым.Реалиям. – Главная причина – в коррупции. Главным притягательным моментом для любого бизнесмена, который хочет организовать производство в условиях льготного налогового, таможенного и административного режима, является экономия на налогах, на таможенных издержках, на получении разрешительных документов, согласований, экономия времени, которое тоже деньги. Бизнесмен, который хочет работать в условиях льготного режима, приносит бизнес-план. В этом бизнес-плане есть цифра, сколько он экономит за счет снижения налогообложения, таможенных и других платежей. И к чему сводится разговор с чиновником? Чиновник говорит: ага, значит ты, благодаря льготному режиму, за 5 лет сэкономишь 50 миллионов долларов? Ну вот 20% от суммы твоей экономии положи мне в ящик стола. И на этом все заканчивается».

Неутешительные прогнозы дает и российский финансовый омбудсмен Павел Медведев, также основываясь на печальном опыте. По его словам, разница
Инвестиции не идут даже в российские регионы, а в Крыму с его сложным юридическим статусом риски будут еще выше
между Крымом и классическими оффшорами заключается в том, что в последних собственность защищена, тогда как в России «таких гарантий нет, к тому же постоянные поборы». «За 22 года моего депутатства почти никто не жаловался на налоги, только на поборы», – отмечает Медведев.

«Инвестиции не идут даже в российские регионы, а в Крыму с его сложным юридическим статусом риски будут еще выше, – добавляет аналитик рейтингового агентства Standard & Poor’s Карен Вартапетов. – Опыт показал, что льготы часто ведут к злоупотреблениям. Те же риски могут сработать и в Крыму».

Сомнительным видится и приход крупных инвесторов на территорию крымской экономической зоны, тем более – иностранных, что губит на корню саму идею ОЭЗ. «Все специальные экономические режимы создаются, как правило, для привлечения иностранных инвестиций на территорию, – отмечает Андрей Клименко. – Никаких иностранных инвестиций на территории Крыма не будет, потому что, как известно, 100 стран в мире считают ее аннексированной территорией Украины и распространяют на нее режим изоляции. Те же 10 стран, которые поддержали Российскую Федерацию во время голосования 27 марта в Генассамблее ООН – Венесуэла, Боливия, Сирия и так далее – не относятся к странам-инвесторам».

К тому же, указывает эксперт, проект нового оффшора для российского бизнеса потребует развитой финансовой и банковской системы, тогда как реалии указывают на сворачивание банковской деятельности на полуострове как таковой. «Оффшорная зона требует наличия хороших, первоклассных банков, она должна быть подключена к мировой финансовой системе, – подчеркнул Клименко. – Совершенно ясно, что никаких банков международного уровня на территории Крыма не будет. Мы это видим хотя бы потому, что даже крупные российские государственные банки ушли с территории Крыма, боясь попасть под режим санкций».

Павел Медведев также не считает, что особая экономическая зона в Крыму привлечет западные компании. Он указывает, что иностранцы, придя в Крым, рискуют попасть под санкции, введенные в отношении России. При этом отдельных попыток западных компаний поработать в Крыму омбудсмен не исключил. Российские же компании, по мнению Медведева, будут охотно регистрироваться в Крыму ради предоставленных правительством льгот. Однако, подчеркнул он, это еще не значит, что эти компании станут работать на самом полуострове.

Признают проблему и российские чиновники, но, тем не менее, надеются на приятные исключения. «Мы понимаем, что Крым на сегодняшний день – это такая «серая» зона, прежде всего, для иностранных инвесторов. Так как не все государства признали Крым российской территорией, то многие опасаются проблем и трудностей», – говорит Андрей Соколов. В числе нерезидентов, на которых рассчитывают в российском правительстве – прежде всего те западные компании, которые уже начали реализацию проектов в Крыму до его присоединения к РФ.

Как отмечают экономисты, бизнес, уходящий в оффшоры – это, как правило, крупные корпорации, широко представленные на международных рынках. И для них дальнейшая работа за рубежом, так же, как и для иностранцев, будет сопряжена с риском подпадания под санкции в случае регистрации в Крыму.

Что касается средних и мелких компаний, то все будет зависеть от того, насколько получаемые льготы перевесят «темную сторону» российского администрирования в виде коррупционных поборов и тотального государственного контроля. Ведь почему еще люди идут в оффшоры? Например, такие как оффшор BVI, Бермуды или Кипр? Потому что они хотят спрятаться от бдительного ока своего национального правительства.

"В Российской же Федерации понятия банковская тайна не существует в принципе. Поэтому для российского предпринимателя идти в российскую оффшорную зону не означает другой уровень защиты", - говорит Клименко. В этой связи он сомневается в успехе крымского проекта «свободной зоны», как ввиду отсутствия позитивного опыта в России в этом направлении, так и упомянутых выше минусов. Скорее, полагает он, особая зона выполнит роль пропагандистского проекта.

«Конечно, если речь пойдет о компаниях, «приближенных к императору», то здесь могут быть какие-то локальные успехи, но в том, что это будет нечто системное, я сомневаюсь», – делает вывод специалист.








Пожалуйста, скажите, что Вы думаете об этом

Читайте ранее:
pogranpost
Крымских мужчин не впустят в Украину?

Украинские власти решили значительно усилить пограничный контроль при пересечении государственной границы, а также границы между Крымом и материковой частью Украины....

Закрыть