Не отрываясь от земли



Вторую неделю тема активизации противостояния в крымскотатарской среде, вылившаяся на площадь, не уходит с эфиров и газетных полос. И, надо сказать, тему держат не столько сами пуб­личные акции оппозиционных меджлису организаций, столько их отголосок — комментарии и разъяснения участников противостояния, а также разные версии происходящего и прогнозы, ими вызванные. От заявлений лидера меджлиса Мустафы Джемилева о существовании плана ФСБ—ГРУ по расколу крымских татар как наиболее проукраинской силы на полуострове до версии наблюдателей о банальной борьбе за право формировать списки на землю, казалось бы, — пропасть. На самом деле может оказаться — прямая и грамотно выложенная дорожка. Только список спецслужб неполный, и отечественную со счетов списывать тоже не нужно.

Логотип Зеркало неделиВыступления антимеджлисовских сил, состоящих из нескольких, в общем-то, маргинальных групп, ограничились митингом пяти сотен людей и пресс-конференцией. Мероприя­тия могли бы пройти традиционно скучно (ветераны нацдвижения говорят долго и путано) и почти незаметно. Если бы, во-первых, сами члены меджлиса и их сторонники не пытались поучаствовать, свистя, крича и прорываясь к микрофону на чужом митинге, а затем спешно проводя свой, альтернативный, и, во-вторых, если бы деталей, в которых, как известно, кроется главное, не было так много.

Организаторы акций — новые общественные движения «Себат» и «Новое поколение — Крым», а также давняя оппозиционная меджлису «партия» «Мил­ли Фирка» — объявили сбор людей на митинг под предлогом обсуждения земельных вопросов. И многие из участников митинга приехали, как заведено, отмечаться на перекличке «полян протеста». (Это мероприятие крайне серьезное: тех, кто не отмечается на сборах, просто могут вычеркнуть из списка, а его участок на самозахвате отдать другим репатриантам). Однако о земле говорили мало, а вице-премьера Азиза Абдуллаева, просившего дать слово для свежей информации по решению проблемы самозахватов (все-таки новый премьер в автономии!), к микрофону ввиду близости к меджлису не допустили. Как затем пояснял один из организаторов митинга Ринат Шаймарданов, было опасение, что таким образом микрофон захватят их оппоненты, и митинг пойдет в другом направлении. Но он и без того пошел — резолюция собрания была посвящена «импичменту лидеров меджлиса» М.Джеми­лева и Р.Чубарова и требованию к властям исключить представителей меджлиса из состава земельной комиссии, которая занимается решением проблемы самозахватов.

Журналисты, которые по версии организаторов, появились неизвестно откуда, получили хорошую картинку: сожжение на площади куклы с лицом Муста­фы Джемилева — такой «жести» оппозиция меджлиса не позволяла себе никогда.

Невозможно было не заметить и еще одну деталь: заботливую охрану организаторов митинга со стороны правоохранителей, ставших цепью перед трибуной на пути «несогласных». Через пару дней на пресс-кон­ференции молодых лидеров «Се­бата» и седых бородачей-салафитов из самозахватов, неподконтрольных меджлису, присутствовали четверо милиционеров, несколько сотрудников СБУ, а десяток бойцов «Беркута» дежурили на первом этаже здания. Ко­нечно, нужно приветствовать превентивные меры правоохранителей в местах, чреватых конф­ликтами. Однако чрезмерность сил, задействованных на акции маргинальных, повторяю, групп, и маловероятность серьезного столкновения (разве что шапки посрывают) неизбежно подталкивает к сравнению с подобными действиями. К примеру, с милицейской опекой известных акций, проводимых группой под управлением регионала Калаш­никова в Киеве. Поэтому не исключено, что имеем дело с распространением успешного столичного опыта и в Крыму, где появились свои «калашниковы».

Активизация новой-старой оппозиции, между тем, сопровождается обращениями к власти исключить из процесса решения крымскотатарских проблем посредника в лице меджлиса.

Сразу после назначения А.Мо­гилева премьером Крыма, вышеупомянутые оппозиционные группы выступили с письмами-приветствиями, одобряя выбор президента. Но новый Могилев, как писало ZN.UA, в первые же дни после назначения, выполняя наказ президента, провел встречу с лидерами меджлиса. Там он постарался снять все опасения крымских татар относительно себя и своих действий. План Василия Джарты по решению земельной проблемы репатриантов по формуле «самозахваты в обмен на законные участки» вроде продолжает претворяться: в январе будет окончательно освобожден первый самозахват в Симферополе и люди уже получают землю. На очереди еще два.

«Себат», заявляющий, что контролирует 70 % самозахватов, в процессе утверждения списков не участвует. И это еще одна деталь, имеющая отдельную грань. Многие участки за пять-шесть последних лет поменяли своих хозяев, а процессом управляли бригадиры самозахватов. И немалое их число — далеко не безвозмездно. Наделение землей участников «полян протеста» происходит по спискам 2006 года, которые уточняются вживую — при личном присутствии человека на занятом участке. Таким образом, клонирование в списках исключено, зато любой может сказать самозванцу: «тебя здесь не стояло».

Подозрений в том, что члены меджлиса или их родня при этом имеют какие-то преимущества, избежать легко. К примеру, опуб­ликовав списки. Но до такой открытости ни власть, ни меджлис не дошли. Да и не земельную проблему называют главной причиной активизации своей оппозиции лидеры меджлиса.

Рефат Чубаров видит две це­ли: попытку сорвать международный форум крымских татар, к организации которого подключились ОБСЕ и европейские институции, а также планомерные дейст­вия по расколу крымскотатарского электората накануне парламентских выборов. Муста­фа Джемилев обнародовал в многочисленных интервью выдержки из некоего документа, который он называет «оперативными данными», якобы разработанными в ФСБ и ГРУ. Поскольку эти данные широко цитировались в СМИ на протяжении всей недели, ограничимся их кратким изложением.

По словам Мустафы Джеми­лева, «оперативные данные» содержат четкий план раскола крымскотатарского народа, дискредитации нынешних лидеров меджлиса, проведение операции по смене его лидера и внедрение в его состав проросиийски ориентированных крымских татар. Следующее направление — информационная кампания (война), создание СМИ всех видов, объединенных в медиа-холдинг с финансированием из России, работа российских технологов. Далее работа в религиозной среде — поддержка оппозиционных муфтияту Крыма групп: хабашитов, салафитов, членов «Хизб-ут-тахрир», вытеснение «турецкого» ислама «арабским». Для выполнения этих задач, как следует из цитируемых М.Джемиле­вым данных, на базе пророссийских организаций будет создан координационный штаб, в который войдут политтехнологи, консультанты из России и крымские журналисты. А в крымскотатарс­кой среде будет создано новое общественно-политическое движение, «которое должно взять на себя роль новой мощной и жесткой оппозиции меджлису». Бюд­жет проекта на сегодня — 20 млн. долл.

В общем-то все происходящее в описанный сценарий вписывается. Но все это не новость — разрозненные элементы этого «плана» существовали всегда. И будут существовать, поскольку Крым — это уязвимое место Украины, и не использовать его, не подогревать тлеющие конфликты и не подкармливать потенциальных исполнителей — значит, думать о том, что спецслужбы зря свой хлеб едят на протяжении уже двух десятилетий.

С другой стороны, учитывая как-то участившиеся в последние годы сообщения друзей меджлиса о подготовке покушений на его лидеров, вполне вероятной выглядит и возможность манипуляций темой людьми со стороны тех же спецслужб, в том числе — родной.

В общем, мы напрямую спросили у Мустафы Джемилева: откуда у него эти «оперативные данные», и не в СБУ ли он их получил? (Помнится, не так давно именно там ему сообщали о подготовке физического устранения, а затем эти доверительные данные легли в версию генерала Москаля о планах задержанных совместно со службой в поле «террористов», воровавших коров, а на досуге читавших религиозную литературу.)

Мустафа Джемилев сообщил, что «оперативные данные» получает от хороших друзей, имеющих соответствующие связи. И даже доверительно указал их происхождение: оно — не украинское. Сотрудники СБУ, по словам М.Джемилева, пришли к нему после того как он стал в интервью цитировать «оперативные данные»: «Говорили: не могли бы вы поделиться этим планом ФСБ? Но, думаю, нет смысла, они и так знают. Потому что, исходя из того, что там написано, наши органы, в том числе налоговая служба, прокуратура, тоже участвуют в этом плане. Например, по реанимации каких-то старых уголовных дел в отношении членов меджлиса в том, чтобы „порвать“ бизнес крымских татар, которые поддерживают меджлис».

При этом Джемилев признал, что поначалу и он думал, что многие пункты выглядят маловероятно и несерьезно. «Нам тоже казалось маловероятным то, что там изложено. К примеру, то, что касается противодейст­вия моему выдвижению на Нобе­левскую премию. Ну, зачем это нужно и кому из крымских татар будет плохо, если это произойдет? Но сомнения развеялись через полтора месяца. Ведь данные поступили до того, как соответствующие события начали развиваться. Первые сведения мы получили в мае, вторые в октябре. И все совпадает», — говорит М.Джемилев. При этом замечает: «Вообще-то они там халтурят. Зачем деньги тратить на мое смещение с лидеров меджлиса — я же и так ухожу!».

М.Джемилев поделился еще одним наблюдением, которое обещал подтвердить и документально: многие задачи, поставленные в плане ФСБ, перекликаются с… аналитикой СБУ, ложащейся на стол президенту. «Мне кажется, что сейчас уже, как в советские времена: мы — младшие братья по отношению к России, и выполняем то, что там скажут. Сравнивая оперативные данные из России и аналитические записки СБУ, которые направляются в администрацию президента и которые нам иногда удается перехватить — цели совпадают. СБУ докладывает, что меджлис и крымские татары — наиболее оппозиционная к власти сила в Крыму, а потому надо поддерживать оппозицию меджлису».

В принципе, попытки власти расколоть крымскотатарский электорат, всегда поддерживавший национал-демократов, а затем оранжевых и бело-сердечных, предпринимались всегда. И роль в этом Службы и правоохранителей тоже всегда была особой. Кон­тингент-то в оппозиции медж­лису, равно как и отдельные представители этого органа, — живые люди, с интересными биографиями. Что, кстати, является и отличительной чертой новых-старых лидеров оппозиции: есть и судимости, и подвешенные уголовные дела, и подозрения в том, что «сломались» в годы борьбы за возвращение народа на родину…

Другое дело — какую синергию даст совпадение усилий нескольких спецслужб, если они таки играют на одной территории в одно время. И главное: кем такие игрища согласованы и какова их конечная цель?

Ответ на последний вопрос, по понятной причине, мы узнать не сможем. Но, имея опыт многолетних наблюдений за маневрами во всегда конфликтогенной крымскотатарской среде, организованными и публичными политиками, и бойцами невидимого фронта, и слоновьими, и филигранными, и извне, и внутри страны, рискнем предположить. Первый индикатор — совпадение во времени — резко краснеет при наложении на: запугивание президента оперативными данными СБУ о подготовке вооруженных восстаний со стороны недовольных граждан и приближение парламентских выборов в Украине; и одновременно — финал важного этапа в движении Украины в Европу и возвращение в Кремль Владимира Путина. Второй — поиск ответов на вопрос: кому выгодна буза в «исламской среде» на территории Украины? — неизбежно должен будет привести за пределы Украины, потому что ей это не надо — ее это ослабит и сделает еще уязвимее. И если президенту объясняют и советуют по-другому, подпитывая фобии и пользуясь слабым пониманием реальной ситуации, то ослабляют и его. Чем не цель для вражеской разведки?

Валентина Самар, «Зеркало недели. Украина»








Пожалуйста, скажите, что Вы думаете об этом

Подробнее в абдуллаев, гру, джемилев, ислам, крымские татары, меджлис, могилев, москаль, новое поколение - крым, рф, салафиты, сбу, себат, фсб, хабашиты, хизб-ут тахрир, чубаров
Дело “Башмаков” разваливается: Аронова и “Черепаху” отпустили на волю

Киевский районный суд г. Симферополя выпустил на свободу экс-депутата Верховного Совета Крыма, бывшего спортивного директора клуба "Таврия" Рувима Аронова, который...

Закрыть